Поделиться
Сохранить в дневник
Сохранить в дневник

я пошла через лес, укрытый в тени холмов, вдоль русла чистой, буйной, как жизнь, реки.
я спросила у мудрых - как же спасти любовь? дали посох железный, железные башмаки и в дорогу вручили каменный каравай, чтоб глодала его, сколько продлится путь. отвели к перекрестку, сказали, мол, выбирай - вот, направо тропа - колдовская тоска и муть, вот налево тропа - ядовитая сон-трава, ну а прямо лежат бездорожье и бурелом.
я пошла напрямик, где ночами кричит сова и летит за добычей, касаясь тебя крылом, где голодные змеи сжирают пугливых серн и шуршат по листве холодные их тела, из глубокой норы до рассвета выходит зверь, скрипят под напором пластины червлёных лат.
я сломала свой посох, жёсткий изгрызла хлеб, сносила до дыр те проклятые башмаки. из глухого ущелья ты выходил ко мне, оказалось студёным касанье твоей руки, а тягучая дрёма сковала усталый взор - не узнал, не услышал, не вспомнил любви моей.
злость пылала в груди, будто большой костёр и шипела в крови, будто сотня гигантских змей.
ворон прокаркал: "мёртвый он, посмотри, раны буреют через стальной доспех".
дурные ветра мой разносили крик, дурные ветра твой разносили смех.
мы снова вместе. льда холоднее кровь. по нам не молились, не совершали тризн.
я узнала у мудрых, как защитить любовь, но не спросила, как уберечь мне жизнь. © veda heather |

смотреть оригинал